Рецензия на книгу О.В. Ларина и др.

ГЕРМЕНЕВТИЧЕСКАЯ РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ
Лауреаты Нобелевской премии / О.В.Ларина, Т.В.Гитун, И.А.Пивоварова, А.В.Щеглов.- Б.м.: ООО «Дом Славянской книги».- 2006.- 864 с.

книги».- 2006.- 864 с.

В мире существует множество международных, национальных, государственных, частных премий, учреждаемых как форма поощрения за успехи, достигнутые на научном поприще, в литературе, искусстве либо иной общественно полезной деятельности. История присуждения премий восходит еще к Древней Греции, где впервые появилась практика отмечать участников Олимпийских и Пифийских игр. Традиция награждения за крупные научные труды, открытия и изобретения сложилась в начале XVIII века в Великобритании. Позднее, в XIX веке, стали вручать премии в области литературы и искусства. Многие награды, учрежденные научными сообществами и специальными комитетами отдельных стран, с течением времени приобрели статус международных и стали заметным явлением высокого ранга.

Одним из таких явлений считаются Нобелевские премии, ставшие своеобразным эталоном при оценке достижений в мире интеллектуальных и эстетических ценностей. На протяжении всего времени существования Нобелевских премий (с 1901 года) многие крупнейшие международные и национальные награды пытались вступить с ними в соперничество, однако Нобелевские премии стоят особняком в ряду других премий и по праву считаются наиболее престижными и уважаемыми, несмотря на неоднозначные и противоречивые суждения о них. На наш взгляд, эту награду можно рассматривать как интереснейшее социально-культурное явление, своеобразный феномен ХХ, а теперь уже и XXI, веков, имеющий мировое значение и являющийся отражением почти полуторавекового триумфа человеческого разума и творчества.

В России в настоящее время, пожалуй, нет человека, который не слышал о премии, учрежденной согласно посмертной воле шведского инженера-химика и промышленника Альфреда Бернхарда Нобеля, указавшего в своем завещании: «Весь капитал должен… образовать фонд; назначение его – ежегодное награждение денежными премиями тех лиц, которые в течение предшествующего года сумели принести наибольшую пользу человечеству…».

Еще пятнадцать-двадцать лет назад официальное упоминание о семействе Нобелей и Нобелевских премиях считалось антисоветчиной. О «наших» же лауреатах старались лишний раз не упоминать, чтобы не подчеркивать причастность к этой, пусть и всемирной признанной, но реакционной награде. И все-таки, как в те времена, так и сейчас, вряд ли найдется ученый, втайне не мечтающий, чтобы его заслуги были отмечены этой выдающейся наградой. В последние же годы о Нобелевской премии не упоминает только ленивый. Фразы вроде «Что, вкалываешь, надеешься, что Нобелевскую премию дадут? Ну, ну!» или «Да это на Нобелевскую тянет!» стали расхожими не только в интеллигентно-академической среде, но и среди людей, имеющих весьма отдаленное отношение к науке; стало модным вкладывать их в уста и публицистическо-кинематографическо-литературных персонажей. Появилась масса так называемых «инициаторов» нобелевского движения, которые понятия не имеют, о чем идет речь.

Что ж, времена меняются – теперь нобелевская тема стала относиться к разряду хорошего тона. Многолетними кропотливыми усилиями ученых-энтузиастов, шаг за шагом, была пробита брешь в глухой стене замалчивания правдивой информации о Нобелевских премиях и обо всем, что связано с ними. За последние годы опубликованы сотни статей и десятки монографий об Альфреде Нобеле, о членах семьи Нобелей и их деятельности (Например, в самом конце 2005 г. вышла серьезная книга А.С.Чернова из Международного Информационного Нобелевского Центра «Нобели: взгляд из старого Тамбова» (Тамбов, М.; СПб.; Баку; Вена: Изд-во «Нобелистика», 2005.- 318 с.- Под ред. и с предисл. проф. В.М.Тютюнника).), о лауреатах Нобелевских премий; в прессе не прекращается полемика о тенденциозности, идеологизированности, политизированности награды, о том, как и за что присуждают эти премии, справедливо ли отобраны кандидаты, почему опять обошли наших соотечественников, а все награды достались американцам, какова сумма награды в денежном эквиваленте, как, почему…? Ответы на эти и многие другие вопросы можно получить лишь из добротных, качественных публикаций, авторы которых используют только проверенную информацию и внимательно относятся к уровню подготовки издания. Именно такие издания позволяют получить исчерпывающую информацию отечественным исследователям, а также всем, кто интересуется различными аспектами нобелистики.

Однако наряду с достойными научными, научно-популярными и справочно-энциклопедическими изданиями зарубежной и отечественной нобелианы встречаются и такие, которые скорее вводят читателей в заблуждение, чем раскрывают интереснейший мир Нобелевских премий.

Одним из подобных изданий является «свежеиспеченная» книга-плагиат «Лауреаты Нобелевской премии», подготовленная О.В.Лариной, Т.В.Гитун, И.А. Пивоваровой и А.В. Щегловым, чьи имена, кстати, ничего не говорят российским нобелистам; авторы же, видимо, постеснялись представиться почтеннейшим читателям, скромно умолчав сведения о себе.

С первой же страницы данное издание удивляет читателей, начиная с выходных данных и заканчивая собственно содержанием. Весьма сложно понять, где находится ООО «Дом Славянской книги», осуществивший публикацию издания, поскольку ни на титульном листе, ни на обороте подобных сведений нет. Кроме того, безграмотно составлены как библиографическое описание издания, так и аннотация.

Каждая из четырех страниц введения к книге пестрит неточностями, если не сказать более – вопиющими ошибками. Так, на с.3 указано, что «сумма премии немалая (2 млн шведских крон, или 225 тыс. долларов США)». Однако согласно отчета ежегодного собрания попечителей Нобелевского фонда, состоявшегося 29.04.2005, на 31.12.2004 общий инвестированный капитал Фонда составляет 2 млрд 966 млн шведских крон, а сумма Нобелевской премии по каждому направлению в 2005 г. составила 10 (!) млн шведских крон (примерно 1 млн. 200 тыс. долларов США). На следующей странице можно прочитать «поразительную» информацию, что «…Нобелевский фонд управляет Нобелевским симпозиумом, а тот с 1966 г. поддерживается за счет субсидий Шведского банка». Эта фраза столь несуразна, что ее даже трудно исправить. Нобелевские симпозиумы – это научные конференции по различным современным проблемам, которые основаны Нобелевским фондом в 1965 году; в 2006 г. состоится 133-я конференция. Оргкомитет обычно возглавляет исполнительный директор Нобелевского фонда, но причем здесь субсидии Шведского банка?

Эти данные, а также ряд других сведений взяты из поспешного и неоднозначного издания (Лауреаты Нобелевской премии: энцикл.: в 2 т.: пер. с англ.- М.: Прогресс, 1992), грешащего множеством неточностей. Из той же энциклопедии авторы позаимствовали и неверное название одной из наград, не существовавшей в завещании А.Нобеля, а появившейся в 1969 г.; ее правильное название – Премия Шведского банка по экономическим наукам в память об Альфреде Нобеле.

Далее во введении сказано, что «…из огромного числа претендентов, каждый из которых достоин высокой награды, может быть выбран только один» и это «осложняет работу Шведской академии». Во-первых, в соответствии со Статутами о награждении Нобелевскими премиями, по каждой из областей они могут быть присуждены одному, двум или трем лицам (!). Во-вторых, Шведская академия принимает решения только о присуждении Нобелевской премии по литературе, поэтому о ней нельзя говорить, что «…крайне сложно выделить одного, сделавшего по-настоящему уникальное открытие» (с.5). Здесь плагиаторы путают Шведскую академию (гуманитарную) с Королевской Шведской Академией наук, которая присуждает Нобелевские премии по физике и химии, а также мемориальные премии по экономике. Есть еще Ассамблея Каролинского медицинского института (Нобелевская премия по физиологии или медицине), Норвежский нобелевский комитет (Нобелевская премия мира), присуждающий премии не только личностям, но и организациям. Все это принципиально различные организаци, со своими уставами, правилами, традициями и технологиями выдвижения и присуждения Нобелевских премий. Их никак нельзя рассматривать «под одну гребенку».

Затем авторы-плагиаторы выдают сентенцию о том, что «о Нобелевской премии знают все, а многие другие почетные награды, которые вручаются ученым или деятелям искусства, неизвестны большинству» (с.6). На каком основании сделано данное умозаключение, остается загадкой. Судя, кстати, по рецензируемой книге,- совсем наоборот: наши плагиаторы знают о Нобелевских премиях (их пять + одна мемориальная, поэтому нельзя говорить в единственном числе, как, впрочем, и озаглавлена книга) лишь понаслышке. Читаем введение далее: «общее количество лауреатов премии – более 600 человек». Такая ситуация была 15 лет назад! Согласно нобелевской статистике, в 2005 гг. уже 776 человек и организаций удостоены нобелевских наград. Данные по общему количеству стран тоже очень старые (41 страна,- с.6). В 2005 г. это количество составляет 50 стран.

В последних строках введения авторы-плагиаторы поддались искушению многих других, пустившись в рассуждения о том, что среди «награжденных Нобелевской премией представителей России очень мало» (хотя в аннотации к книге написано: «Среди номинантов немало и наших соотечественников…», а затем начали сетовать о том, почему же Лев Толстой не стал нобелевским лауреатом (?!), ссылаясь на устаревшие доводы. Пора жестко сказать всем подобным плагиаторам, ничего не смыслящим в нобелистике: когда же вы прекратите эти политико-идеологические перепевы о том, кому не дали Нобелевскую премию?! Не логичнее ли изучить теперь уже многочисленную специальную литературу и понять технологические особенности этой награды?!

Далее плагиаторы структурировали книгу по разделам, соответствующим каждой премии, причем, на шмуцтитул, предваряющий разделы, не мудрствуя лукаво, поместили заглавия: «Физика», «Химия», «Физиология и медицина» (правильно – физиология или медицина!), «Литература», «Нобелевские премия по экономике» (такой вообще не существует!), «Нобелевские премии мира» (правильно – в единственном числе!). Каждый раздел открывается кратким вступлением, но лучше бы их не было, т.к. грубейшие ошибки лишь вводят читателей в заблуждение.

Так, на с.9 сказано, что А.Нобель «…получил около 350 патентов на изобретения». Нобелистам хорошо известно, что таких патентов было 355. Ниже приведен перечень лауреатов-физиков – наших соотечественников, среди которых почему-то не указан Виталий Лазаревич Гинзбург, удостоенный премии в 2003 г. вместе с упомянутым Алексеем Алексеевичем Абрикосовым. В структуре же раздела все наоборот: биография В.Л.Гинзбурга приводится, но А.А..Абрикосова – нет!

В следующем вступлении, предваряющем раздел «Химия», авторы-плагиаторы глубокомысленно замечают, что «химикам нашей страны она [премия] вручалась крайне редко. Причины этого как политические, так и чисто личностные»(!). Что значит «крайне редко», когда всего один раз – в 1956 г. Николаю Николаевичу Семенову?! Далее они сожалеют о том, что премия не была присуждена Д.И.Менделееву, вместо которого «…присуждена Ф.Муассану за открытие фтора», после чего, резюмируя, пишут, что «сегодня некоторые ученые предлагают вообще отказаться от вручения премий»!!! (с.215). Во-первых, А.Ф.Ф.Муассан не открывал фтора! Во-вторых, как могут ученые отказаться от вручения премий, когда они их не вручают?! Выдвигают ученые, присуждают тоже ученые, а вручает король Швеции! От чего же предлагается отказаться?

Во вступлении к «Физиологии и медицине» развивают мысль о том, что «…в истории Нобелевской премии много случайностей и ошибок», приводя в качестве примера «…хирургические методы лечения психических болезней. Но эти методы позднее были признаны сомнительными» (с.339). Во-первых, от ошибок не застрахован никто. Во-вторых, пример с Монишем очень неудачен. В действительности Антониу Каэтану де Абреу Фрейри Эгаш Мониш получил премию «за открытие терапевтического воздействия лейкотомии в некоторых психозах». В то время лоботомию Мониша рассматривали, как одно из наиболее важных открытий, когда-либо сделанных в психотерапии; в 1949-1955 гг. только в США проводилось по 5 тыс. таких операций ежегодно. Однако наука не стоит на месте: в 1960-е гг. интенсивно развиваемая психофармакология снабдила врачей новыми лекарствами (транквилизаторами и др.), что сделало лоботомию излишней. Но методы Мониша не признавались сомнительными!

Вспомнив о давних феминистских традициях (трое из четверых авторов-плагиаторов данного издания – женщины), они сетуют о незначительном количестве женщин, удостоенных премии («…всего четыре раза», с.339). Здесь вновь грубая ошибка: только Нобелевские премии по физиологии или медицине получили семь женщин (четвертая была в 1986 г.!), а всего нобелевских лауреатов-женщин – 34! Эта цифра по отношению к общему количеству лауреатов-персон (758 чел.) дает 4,5%, что примерно соответствует наукометрическим данным о гендерной структуре научных открытий мирового класса в ХХ веке.

Статьи-вступления к разделам «Литература» и «Нобелевские премии мира» написаны относительно толково, но и они, по-видимому, определяют творческое кредо составителей данной книги: «Даже поверхностный взгляд на жизнь писателей может рассказать нам многое…» (с.463), поскольку все издание в целом носит небрежно-поверхностный характер! Во вступлении к Нобелевской премии мира совершенно не сказано о том, что ее может получить организация, хотя в структуре раздела некоторые организации представлены.

Вступление к разделу «Нобелевские премии по экономике» (вновь почему-то во множественном числе) пестрит просто вопиющими ошибками. Во-первых, авторы так и не удосужились привести правильное название премии в данной области. Во-вторых, они утверждают, что Шведская Королевская Академия наук занимается выбором комитета по экономике (а также физике и химии). В-третьих, демонстрируют поразительное «знание» нобелевских ритуалов и географии: оказывается король Швеции вручает премии в Концертном зале в Копенгагене (!!!). В-четвертых, оказывается Нобелевские лекции «публикуются в специальном издании «Нобелевские лауреаты» (?!). Хорошо известно, что первоначально Нобелевские лекции публикуются в официальном ежегодном издании Нобелевского фонда «Les Prix Nobel», затем в различных журнально-книжных изданиях, и, наконец, в специальных многотомниках «Нобелевские лекции», изданных в Нидерландах и Сингапуре, а с 2006 года выходящих и на русском языке в Москве.

Основную часть издания составляют собственно биографические статьи о нобелевских лауреатах. Ни во введении, ни во вступительных статьях к разделам авторы не комментируют принцип подбора текстов. Прежде всего, следует отметить, что из 776 лауреатов (или 764, поскольку авторы привели данные по 2004 г. включительно) в книгу включены статьи лишь о 397 (!), а именно: 102 физиках, 60 химиках, 60 физиологах, 97 литераторах (на удивление, – всех!), 36 миротворцах и 42 экономистах. Непонятен принцип отбора лауреатов: не поясняя причин, авторы привели биографии только «избранных» лауреатов.

Так, В 1902 г. премии по физике были удостоены двое ученых – Хендрик Лоренц и Питер Зееман, однако в книге приведена лишь статья о Лоренце (с.12-13). В издании отсутствуют статьи и о других «парных» лауреатах. Это вполне можно проиллюстрировать на примере физиков-лауреатов: А.Беккерель (1903), Д.У.Стретт (лорд Релей) (1904), Ф.Браун (1909), У.Г.Брэгг (1915), Д.Франк (1925), Ч.Т.Вильсон (1927), Э.Шредингер (1933), К.Андерсон (1936), Дж.П.Томсон (1937), Э.Уолтон (1951), В.Боте (1954), П.Куш (1955), У.Браттейн и У.Шокли (1956), Я.Чжэньнин (1957) и т.д. и т.п. Или, например, среди статей о лауреатах-экономистах выпадает четырехлетний период с 1995 по 1998 гг. и т.д. Подобный перечень можно привести и по другим номинациям, кроме литературы.

Удивительно вольно оперируют плагиаторы и датами. Вот только несколько примеров. Моммзен Теодор (1817-1903). «В 1938 (!) г. Моммзен поступил в Кильский университет, где намеревался изучать юриспруденцию» (с.466). Шпиттелер Карл. Нобелевская премия по литературе 1919 г. (с.498). «В 1920 г. Шпиттелер получает Нобелевскую премию по литературе «за несравненный эпос «Олимпийская весна» (с.499). Да, премия присуждена в 1920 г., но за 1919 год. Фо Дарио. Нобелевская премия по литературе 1997 г. (с.646). «В 1977 г. (!) Дарио Фо был удостоен Нобелевской премии…» (с.647). В статье о лауреатах по физике 1903 г. Пьере и Мари Кюри даты жизни приведены обобщенно, одни на двоих – 1859-1906 [годы жизни П.Кюри] (с.14).

Тексты статей написаны (точнее – списаны) крайне небрежно, местами очень напоминая дурной подстрочник, не выверенный нерадивым редактором, а местами – известные конфузные обороты школьных сочинений. Например, «в 1943 г. О’Нил полностью утратил работоспособность из-за тяжелого поражения нервной системы. После болезни он успел написать две пьесы» (с.531). «Учеба [М.Шолохова] продолжалась до 1918 г., пока Донская область (!) не стала ареной гражданской войны» (с.578). «Отец мальчика был раввином хасидской школы. Мальчик учился в приходской школе» (!) (с.608). «… в следующем г. [году?] Канторович стал директором Института системных исследований АН СССР» (с.757) и т.д.

Большое внимание в каждой статье уделено вопросам личной жизни лауреатов. В частности, подробно перечисляются все многочисленные браки, с подробным упоминанием имен избранниц/избранников, количества детей и т.д. Однако, например, в статье о нашем соотечественнике А.И.Солженицыне нет сведений о его двух браках и троих сыновьях. Статьи об отечественных лауреатах просто поражают, хотя разыскание сведений биографического характера, тем более в настоящее время, не представляет значительной сложности. Однако именно эти материалы весьма лаконичны на фоне биографий о зарубежных лауреатах.

Отмечены примеры путаницы в именах лауреатов: Александр Исаевич Солженицын. Его отец «подпоручик Исаакий Семенович…» (с.590). Шимборская Вислава – Шимборска (!) (с.642) Кутцие Джон (с.850) – Кутзее (!) и др. Авторы не потрудились привести правильное написание имен многих лауреатов, а ведь зачастую именно этот фактор осложняет работу по разысканию какой-либо информации о них. Данный вопрос уже неоднократно обсуждался нобелистами на страницах всевозможных изданий.

Синтаксическое строение предложений, многочисленные стилистические погрешности позволяют говорить о чрезвычайной языковой скудности авторов-плагиаторов. «1870 г. стал для поэта [Сюлли-Прюдома] сложным: в течение нескольких дней умерли его мать, дядя и тетя. В том же году началась франко-прусская война» (с.464). «Родным языком Фредерика [Мистраль] был провансальский, который достаточно сильно отличается от французского литературного языка. В пансионе Фредерик целенаправленно говорил на провансальском языке, перевел на провансальский первую эклогу Вергилия. После возвращения в Мейан (в 1847 г.) Мистраль создал провансальскую поэму в четырех песнях» (с.470). «…Липман был удостоен Нобелевской премии по физике 1908 г. В 1888 г. Липман женился. Он умер на борту парохода «La France», возвращаясь из поездки в Канаду (с.21). Следует отметить, что подобный принцип перечисления жизненных вех лауреатов использован в большинстве статей. «В 1911 г. Эйкен прочел курс лекций в Англии. В следующем году он провел шесть месяцев в Гарвардском университете». На этом статья о Рудольфе Эйкене (1846-1926) обрывается (с.479). Такой обрывочный принцип построения текста характерен также для множества статей.

Вызывают недоумение ремарки, оформленные в виде виньеток в конце многих статей. Сами авторы-плагиаторы в аннотации к изданию называют их «занимательными фактами из жизни лауреатов Нобелевской премии» (с.2). Приведем некоторые примеры. «Камерлинг-Оннес был очень любим сотрудниками лаборатории и студентами. В результате своих исследований он заслужил почетное прозвище Господин Абсолютный Нуль» (с.31). «Тобин является членом американской Национальной академии наук, Американского философского общества, Американской академии наук и искусств и Американской статистической ассоциации. Ему присвоены ученые степени Сиракузского, Иллинойского, Нового Лиссабонского университетов и Дартмут- и Свортморколледжей» (с.775). «Однажды в гостях 18-летняя девушка спросила Эйнштейна: – А кто Вы, собственно говоря, по специальности? – Я посвятил себя изучению физики, – следовал ответ. – Как, в таком возрасте Вы еще изучаете физику? – удивилась девушка. – Я и то разделалась с ней больше года назад» (с.43). «Дирак был тихим и замкнутым человеком. Работать он предпочитал в одиночку, и учеников у него было немного. Ученый любил дальние прогулки пешком» (с.65).

На взгляд плагиаторов, приведенные ниже фрагменты, видимо, должны оказаться особенно забавными. «Манн любил свою супругу, однако брак не мог спасти его гомосексуальных влечений, которые преследовали писателя всю жизнь» (с.519). «В детстве Синклер Льюис был некрасивым, неуклюжим прыщавым мальчиком. Он вызывал насмешки у детей и взрослых как своей внешностью, так и своими необычными взглядами. Он любил уединение, чтение стихов, избегал шумных игр и общения» (с.521). «В последние годы Дюнан вел нищенский образ жизни. Однако о внешности своей он никогда не забывал. Для того чтобы выглядеть прилично, Анри Жан сюртук подкрашивал чернилами, а рубашки отбеливал мелом» (с.663).

По-видимому, составители рецензируемого издания единодушно являются приверженцами одного из идеологических направлений, поскольку многие из ремарок носят явно прокоммунистический характер. «В 1886 г. Роллан прочил роман Л.Толстого “Война и мир”. Произведение оказало на него сильное впечатление. Свое открытие Толстого Роллан назвал “озарением во мраке туннеля”» (с.491). «8 ноября 1922 г. Франс написал в честь пятилетия Октябрьской революции в СССР: “Если в Европе есть еще друзья справедливости, они должны почтительно склониться перед этой Революцией, которая впервые в истории человечества попыталась учредить народную власть, действующую в интересах народа. Рожденная в лишениях, возросшая среди голода и войны, Советская власть еще не довершила своего громадного замысла и не осуществила еще царства справедливости. Но она, по крайней мере, заложила его основы”» (с.503). «В 1931 г. драматург [Б.Шоу] посетил СССР. Он пришел в восторг от Советской страны, до конца жизни восхищался советским строем и достижениями» (с.511). «В конце 1958 г. Сальваторе Квазимодо посетил СССР, где из-за болезни задержался до весны следующего года» (с.567). «В начале 1940-х гг. Неруда увлекался марксизмом. Это оказало влияние на его творчество. Неруда был членом коммунистической партии» (с.593). «Жена Зингера Руня придерживалась коммунистических убеждений. В 1930-х гг. она забрала сына и уехала в Советский Союз» (с.609).

Конечно, мы не против упоминания таких деталей в биографиях выдающихся деятелей, но в биографиях пространных и детальных. Когда же читателям представляется полутоространичная (по сути, энциклопедическая) статья, в которой каждая фраза должна нести сконцентрированный смысл, подобные «перлы» просто недопустимы, т.к. они становятся для читателей не отдельными штрихами в пространной жизни и деятельности выдающейся личности, но определяющими.

Следует остановиться еще на одной составной части издания – подборке портретов лауреатов Нобелевских премий. Авторы-плагиаторы и здесь остались верными себе: принцип отбора, количество и качество иллюстраций вновь вызывают недоумение. Судя по всему, более благосклонны авторы к лауреатам-физикам, украсив свое издание их 19 изображениями. Затем – 16 лауреатов-физиологов, 13 – писателей-лауреатов, 11 – лауреатов-химиков, 5 – лауреатов-миротворцев. Фотографии лауреатов-экономистов почему-то и вовсе не включены. Изображения большинства лауреатов представлены в виде фотографий, однако часть выполнена в виде рисунков (кстати, без указания авторства), больше напоминающих дружеские шаржи. Такой «чести» удостоились наши соотечественники – П.Л.Капица, Л.Д.Ландау, И.П.Павлов. И.И.Мечников, Б.Л.Пастернак, И.А.Бродский; почему-то в этом ряду оказалась Мать Тереза. Этот факт можно расценить только так: взято первое, что попалось под руку?!

Отдельное внимание стоит обратить на приложение, озаглавленное «Полный перечень лауреатов Нобелевских премий» (с.823-862), в котором в обратнохронологическом порядке по областям присуждения приведены фамилии лауреатов с краткими аннотациями их достижений. Для писателей-лауреатов и миротворцев почему-то сделано исключение – об их заслугах упоминания отсутствуют вовсе. Составители даже не позаботились о том, чтобы облегчить читателям задачу поиска статей о том или ином лауреате, указав в списках страницы с искомым текстом.

Подводя итог нашему анализу, с грустью, переходящей в возмущение, приходиться констатировать, что издания, подобные этому, не только не способствуют популяризации нобелевской тематики, но являются вредными! Претендуя на некое подобие справочника, пользуясь модой в тематике и бизнес-порывами, безудержной вакханалией в понимании правил демократии (что хочу, то и пишу, списываю, издаю…), плагиаторы пытались стать авторами популярной книги. Факт, к сожалению, довольно частый в последние годы. Но такие лже-издания не могут удовлетворить читателей в достоверной информации, они лишь наносят вред!

В.М.Тютюнник, д.т.н., профессор
Е.В.Карикова, к.п.н., доцент
(Международный Информационный Нобелевский Центр)